Пусто

Итого: $0.00

Вышло интервью газете Белорусы и Рынок

09/07/2021
Интервью газете Белорусы и рынок

Юрий КУПРЯШОВ работал в Беларуси инженером-­технологом, а затем переехал в ЮАР и уже десять лет является профессиональным русскоговорящим гидом по африканским странам. Для него сафари, водопад Виктория, древние пустыни и эдемские сады не экзотика, а обычный рабочий день.

 

Читать на сайте газеты - https://belmarket.by/news/2021/07/09/news-46416.html

 

Газете «Белорусы и рынок» Юрий рассказал, почему он переехал так далеко от родины и занялся туризмом.

 

— В ЮАР у меня своя туристическая компания, а также я зарегистрирован как ИП, потому что приходится работать в разных туристических направлениях. Я провожу туры по всему югу Африки — ЮАР, Намибия, Замбия, Зимбабве, и в Восточной Африке — Танзания, Кения и Эфиопия.

 

Моя работа мне очень нравится. Во-первых, постоянно общаешься с людьми из разных стран и разных слоев общества. Ты встречаешь человека — и начинается квест: нужно понять интересы клиента, найти к нему ключ, чтобы сделать для него путешествие максимально интересным. За годы работы я уже интуитивно научился быть психологом и могу быстро выбрать нужный подход. Во-вторых, я постоянно работаю в потрясающей красоте: горы, океан, саванны и пустыни. Интересно общаться и с местными народностями.

 

Самые популярные экскурсии в ЮАР — поездка на мыс Доброй Надежды, посещение пляжа пингвинов, сафари. Самые экстремальные туры у меня были с россиянином Михаилом Пановым, 68-летним зожовцем и йогом, который установил несколько мировых рекордов по непрерывным прыжкам на канате с высоты. Мы ездим с ним на банджи-джампинг, ходим по горам, вместе поднялись на высочайшую точку Африки — гору Килиманджаро.

 

Я хорошо говорю на английском, но мои туры рассчитаны на русскоязычных туристов. В бывшей колонии Великобритании конкуренция в сегменте англоязычных туров высокая, и я туда не стремлюсь. Клиенты находят меня через сайт (www.guide-africa.ru), приходят с органического трафика и таргетинговой рекламы в соцсетях, а также с нескольких туристических платформ, где я рекламирую экскурсии.

 

 

 

Из того, что я не очень люблю делать, это административная работа. Трудно весь день проводить экскурсии, а потом, вернувшись домой, отвечать на письма других клиентов. Хочется ведь и отдох­нуть. Поэтому я нанял помощников, и они занимаются всей бумажной работой.

 

У меня были планы по расширению бизнеса, но из-за пандемии пришлось их отложить. Сейчас нет смысла в создании большого туроператора, поскольку мир еще не оправился от пандемии и туризм находится в состоянии выжидания. В прошлом году в ЮАР был локдаун: границы закрыты для туристов, а население сидело в своих домах. Было не до туризма. У меня почти весь год не было экскурсий.

 

Обычно же в высокий сезон я провожу несколько туров в день, а в низкий сезон, с июля по октябрь, может быть один тур в неделю. Зимой в основном приезжают предприниматели, они участвуют в разных конференциях или решают какие-то бизнес-вопросы, а заодно смотрят местные красоты.

 

Почему ЮАР?

 

До переезда в ЮАР я уже успел попутешествовать по разным странам. Моя жизнь была связана с музыкой: окончил музыкальную школу, затем много гастролировал по Европе в самых разных коллективах. Выступал и в ансамбле белорусской народной музыки, и в цыганском коллективе.

 

В Минске я получил высшее образование по специальности «инженер-технолог». По распределению проработал два года в НИИ, занимался порошковой металлургией, в частности разрабатывал керамические композиционные материалы для электроники. Отработал распределение, сделал рабочую визу и уехал в Ирландию, где около года работал помощником продавца. Остаться там не смог, поскольку мне не продлили визу. Через творческие контакты получил работу на Кипре: работал музыкантом и аниматором. Там тоже не получилось остаться.

 

Я вернулся в Беларусь, провел здесь еще четыре года и за это время впал в депрессию. У меня были большие амбиции, но я никак не мог их реализовать. Прекрасно помню начало 90-х, когда людям дали возможность работать на себя, и у всех было воодушевление. Люди искали пути заработка и находили их, даже несмотря на то, что время было очень тяжелое. С середины 90-х все начало меняться. Мелкий и средний бизнес стали зажимать, до сих пор не вижу, чтобы его как-то отпустили.

 

В 2006 году я первый раз приехал в ЮАР как турист, навестить своих друзей, а через полгода целенаправленно вернулся, чтобы остаться. Я с большим уважением смотрю на бизнесменов, которым удалось реализовать себя в Беларуси, потому что наверняка им пришлось пройти через много препятствий и сложностей, которых нет в других странах. В ЮАР, например, начать свое дело очень легко. Прозрачная система налогообложения, все правила разжеваны языком, понятным обычным людям, а не только юристам, не нужно бегать собирать какие-то бумажки, все можно сделать онлайн. Преград нет, была бы идея и желание работать.

 

 

 

Как я стал гидом

 

Приехав в ЮАР, я понял, что с компетенциями инженера-технолога работу не найду: потому что белокожий, потому что эмигрант и вообще в стране достаточно людей, которые хорошо говорят на английском и могут работать в престижных компаниях.

 

Поэтому я решил действовать самостоятельно и открыл интернет-магазин музыкальных инструментов. Через три года я его продал конкурентам, поскольку устал от продаж и за это время конкуренция в этой сфере сильно выросла. И тогда мне пришла идея заняться туризмом.

 

Я записался на курсы и на пять месяцев погрузился в учебу. Потом нужно было сдать экзамен. Кстати, до сих пор раз в два года мне нужно сдавать экзамен по первой медицинской помощи и обновлять водительские права на перевозку пассажиров.

 

Помимо курсов пришлось изучить много других вещей. Что-то находил в интернете, что-то узнавал у местных жителей. Постепенно во всех африканских странах у меня появились хорошие партнеры, с которыми я могу проконсультироваться и которые могут предоставить мне план «Б», в случае если что-то пойдет не по плану «А».

 

Для работы тургидом в Африке нужно знать регион и историю, нужно знать базовые фразы на всех местных языках, а в одной только ЮАР одиннадцать языков. Важно понимать менталитет южноафриканцев. И белые, и черные местные жители отличаются от европейцев медлительностью, небольшой ленью. Думаю, это влияние солнечного климата и местные традиции.

 

В плане туризма стране очень помог чемпионат мира по футболу в 2010 году. Была улучшена инфраструктура, и, самое главное, страна получила хороший имидж. В результате в ЮАР хлынули туристы. Проведение таких крупных мероприятий действительно работает на благо экономики.

 

 

 

Чем занимаюсь в несезон

 

Зимой, с мая по август, я занимаюсь маркетингом и подготовкой к сезону. Прорабатываю индивидуальные маршруты. Однако, как показала практика, чаще всего люди сами предлагают свой оригинальный маршрут и просят провести по нему. Поэтому у меня есть наработки двух- и трехдневных туров, которые я потом могу быстро изменить под запросы клиента.

 

Кроме того, я помогаю русско­язычным бизнесменам с проверкой южноафриканских партнеров. Например, звонит мне бизнесмен из России и говорит, что хочет купить в ЮАР товар, но нужно проверить, существует ли на самом деле эта фирма и есть ли такой товар. Я еду и проверяю. В большинстве случаев компания оказывается фейковой. Мошенники предлагают по интернету товары по привлекательным ценам, а дальше начинается классическая мошенническая схема: сначала нужна предоплата, потом деньги нужны, чтобы дооформить какие-то документы, еще через какое-то время корабль якобы развернули и нужно еще доплатить. Так обманщики вытягивают из зарубежных бизнесменов крупные суммы. Помимо своеобразного бизнес-консалтинга, недавно я занялся экспортом тропических фруктов и орехов в Россию и мяса в ОАЭ и Кувейт. Довольно интересное направление, несмотря на множество специфических нюансов.

 

О доходах и жизни в ЮАР

 

Получаемого дохода мне и моей семье достаточно, чтобы комфортно жить в Кейптауне, приезжать несколько раз в год в Беларусь и путешествовать по другим европейским странам. Но этого пока недостаточно, чтобы купить собственный дом в хорошем районе Кейптауна. Вообще жизнь в ЮАР не очень дорогая. Еда дешевая, аренда коттеджа тоже. От дополнительных трат я отказался. Так, у меня нет страховки на машину и страховки на здоровье. Когда нужно полечиться, я прилетаю в платную клинику в Беларуси. Вопрос не столько в деньгах, сколько в качестве обслуживания: здесь оно выше.

 

Мне нравятся южноафриканцы. На улице они смотрят тебе в глаза и улыбаются, чего, мне кажется, не хватает нашим людям. Мы более скрытные, трудно идем на контакт и боимся выразить свои эмоции. Кстати, открытость южноафриканцев помогает в бизнесе, поскольку многие вещи можно решать через сарафанное радио. Это то, что мне нравится в ЮАР.

 

Что мне не нравится, и это самая главная проблема в стране, это преступность. Во время апартеида чернокожему населению давали минимальное образование самого низкого качества, и сейчас многие из них не могут найти себя на рынке труда, а значит, занимаются грабежами домов и машин. Мне машину разбивали четыре раза. Залазили, чтобы украсть магнитолу и другие мелочи. Ситуация с преступностью ухудшается. На моей улице сейчас в каждом доме  забор с колючей проволокой или проволокой под током. Все дома подключены к охранной системе вооруженного реагирования. В темное время суток на улице тоже можно нарваться на неприятности. Но, несмотря на это, мне нравится жить в Африке, хотя я и скучаю по Беларуси. Мне кажется, если бы у нас в свое время были другие законы, то моя жизнь тоже сложилась бы иначе.